Наверх
13.11.2017

100 лет назад в Российской империи

РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ «1917» ЯНА ВАЛЕТОВА

Приближающийся столетний юбилей событий, давших старт социальному эксперименту под названием СССР, не мог остаться без внимания даже во времена декоммунизаторских настроений у значительной части украинского общества. Как минимум потому, что очень многие приметы времени сегодняшнего повторяют путь, уже однажды пройденный век назад. С этой точки зрения «1917» Яна Валетова, изданная Folio, крайне нужна и своевременна. И логично связывает социальные процессы того времени в Украине и столицах Российской империи. Плюс весьма выигрышная фигура Михаила Терещенко, нашего соотечественника, потомок которого не так давно дебютировал в украинской политике.

Правда, сразу оговорюсь, что кроме актуальности других осо­бых достоинств у произведения нет - все очень пунктирно, линейно и ходульно. А количество эпизодических героев не­обоснованно велико: такое ощущение, что автор просто напо­минает о факте их существования. Сказывается тот факт, что произведение изначально задумывалось как телесериал. Зато на выходе получилась отличная хрестоматия популярных идей, которые встречаются в более ранней художественной и документальной литера­туре. Не вдаваясь в полемику на предмет их соответствия исторической правде (не место и не формат, да и сама правда изрядно субъективна), обращу внимание на некоторые из них:

            до революции Российская империя была благополучным для ряда слоев населения государством;

            Украина всегда хотела независимости, Грушевский и Петлюра пред­ставляли разные взгляды и подходы;

            российская деловая элита была интегрирована в общемировые про­цессы - «в Париж на выставку» ездили не только в пьесах Островского, но и в реальной жизни, причем не только в Париж, но и на Кот д`Азур;

            семья Терещенко-Ханенко в царские времена вела, говоря современным языком, социально ответственный бизнес и системно меценатствовала;

            чернь неблагодарна, меценатов не понимают и не ценят;

            последний российский император и Временное правительство были политически импотентны;

            революцию не делают в белых перчатках;

       Ленин - немецкий шпион; Троцкий был талантливее, чем он, и сде­лал более весомый вклад в дело Октябрьской революции (перево­рота); Сталин всех переждал;

       Ротшильды не чужды Октябрьской революции (перевороту);

            по идеалистам-революционерам из числа тогдашних власть имущих, своими деньгами и наивностью вымостившим большевикам дорогу к власти, колесо истории проехало со всей предсказуемой жестокостью;

            произведения литературных деятелей Серебряного века имеют худо­жественную ценность, хотя и разную;

            демократы объединяются у стенки (шутка с долей шутки).

Читать «1917» есть смысл тем, кто в силу возраста имеет смутное пред­ставление о предпосылках и процессе перековки Российской империи в Советский Союз. А также тем, кто хочет побередить старые раны, - как в моем случае, поскольку события 100-летней давности стоили моей семье многих жизней и практически всего немалого имущества.

Ну и, конечно, к принудительному прочтению рекомендовано всем деяте­лям, убежденным в полезности кровавой бани для того, чтобы вывести страну на новую траекторию развития. Вряд ли это в коня корм, но даже несколько прозревших будут оправданием целесообразности написания книги.

А в заключение несколько цитат, которые вряд ли являются квинтэссен­цией текста, но примечательны в свете современных популярных иллюзий.

«Не будет царства справедливости ни завтра, ни послезавтра. Его ни­когда не будет. Потому что один человек рождается ничем и умирает ничем. А второй способен изменить себя и жизнь вокруг себя. Чуть-чуть, но изменить. Трудом своим, подельчивостью, талантом. А бомбами и ре­вольверами мир не переделаешь. Кровь только прольешь. А у крови есть особенность... когда ее начинают лить, то остановить трудно... больно запаху нее пьянящий» (от имени дяди Михаила Терещенко).

«- Таких, как ты и я, меньшинство... Большинство хочет изменить свою жизнь.

-    А ты что ты знаешь про это большинство?.. Ты видел, что такое толпа? Как она приходит к порогу твоего дома с дрекольем и вилами, с горящими головнями...? ... Революционный народ. С пустыми страшными глазами» (диалог Михаила Терещенко с кузеном).

«Это не простая яхта, мама! Это принадлежность к клубу самых обе­спеченных семей Америки и Европы! Это мудрое вложение денег, в конце концов» (Михаил Терещенко).

«Чтобы провести в жизнь ваши предложения, мало быть меценатом и промышленником. Нужен политический вес. А политический вес придают не идеи, а членство в многочисленной влиятельной партии» (Керенский - Михаилу Терещенко).

«Упор будет сделан на подрывную работу, - объясняет Ротшильд. - Вас будут ослаблять изнутри, пока внутренние проблемы не выведут Россию из игры надолго, если не навсегда - это весьма эффективно, поверьте».

«Для революции нужны не предпосылки для революции нужны несколь­ко тысяч решительных людей, желательно, фанатиков, несколько тысяч винтовок и золото, чтобы платить фанатикам» (Гельфанд-Парвус - Ульянову-Ленину).

«Заговор, который длится годами, это не заговор, это приятное вре­мяпрепровождение в кругу единомышленников» (Никифоров - в книге со­ветский журналист, интервьюирующий Михаила Терещенко).

«Прав был ваш царь Алексей Тишайший. У царя и человека грехи разные [...]

Людям, имеющим представление о нравственном императиве, никогда не совладать с теми, для кого само понятие нравственности пустое ме­сто» (посол Франции в России тех лет).

«- Одно дело - читать документы того времени, совершенно другое - жить во всем этом. Наверное, это было страшнее, чем в пикирующем са­молете, но они искренне полагали, что смогут все поправить.

-    Или очень хотели власти» (диалог Никифорова с сотрудником ар­хива КГБ СССР).

«Толпа любит демагогов. Это философов она недолюбливает, они слож­ны для понимания» (посол Великобритании в России тех лет).

«Побеждает самый подлый и беспринципный» (Михаил Терещенко).

 

 

Публичные люди 11 (161) 2017

http://pl.com.ua/100-let-nazad-v-rossijskoj-imperii/